Архивы - апреля 22, 2008




Раз уж меня сегодня прёт, напишу ещё об одном интересном феномене.
А вы в курсе, что скоро наступит глобальный бритвенный кризис? Две ведущие компании, производящие бритвенные станки, дошли до абсурда, пытаясь переплюнуть друг друга.
Немного истории:
Бриться лезвийным станком я начал 1985 году. Естественно, это был такой скручивающийся агрегат, в который вставлялось лезвие «Нева». Но перед самым уходом в армию мой дядя, капитан КГБ в то время, подарил мне Gilette... который, естественно, украли в первые же дни службы Отечеству.
По окончании армейского периода бритья «вкручивающейся невой» в холодной воде, с блаженством вернулся к воде горячей и станкам фирмы Gilette. Много лет всё устраивало, но в какой-то момент появилась подленькая мыслишка: «а не поробовать ли чего новенького в этом интимном процессе». Мыслишка зудела довольно долго, пока не вылилась-таки в покупку агрегата производства прямого конкурента — Shick Quatro.
Удовольствие от обладания новой вещью длилось ровно неделю. Бреюсь я, как и большинство мужчин, не каждый день, вследствие чего, бритвенному станку скармливается далеко не миллиметровая щетина. «А мужики-то не знали!» — они-то думали, что их лезвиями будут драить чуть потемневшую кожу! И вот он — страшный секрет! — щетина, чуть более длинная, чем полусуточная, намертво забивает пространство между хвалёными четырьмя лезвиями. В итоге, кассеты хватает на 2-3 побривки.
Отмучался я так пару месяцев, да и перешёл обратно на трёхлезвийные жилетки. И всё бы ничего, но Gilette уже рекламирует пятилезвийные станки, а это значит, что довольно скоро старые модели перестанут поддерживать выпуском кассет (как это произошло с двухлезвийными). И что самое смешное — уменьшенное расстояние между лезвиями преподносится как главное ДОСТОИСТВО новой модели.






  • Как называется болезнь, когда пациент кажется себе умным? И чем лечится?
    У меня сегодня приступ 🙂






    О! А это про нашу страну:

    В долине Лжи всё имеет двойное дно. Даже в самом пустом из пустых есть двойное дно. В долине Лжи ни в чём нельзя быть уверенным, кроме одного: долина Лжи — это не лучшее место на земле. Ночи там длинные и холодные, а дни нетерпимо жаркие, и тоже длинные. Вечером кромка небес у горизонта приобретает зловещий зеленый цвет, и страшно, становится чертовски страшно продолжать путь.

    Местами в долине Лжи встречаются живые пески – целыми барханами, они переползают с места на место, и засасывают в себя всё то, что попадается им на пути. Если ты пойдешь по такому песку, он просто поглотит тебя, поглотит вместе со всей одеждой и вещами, поглотит внезапно и неотвратимо. Те, кто будут пытаться вытащить тебя за руку, уйдут вместе с тобой.
    Черные полуптицы-полуящеры летают над долиной Лжи днем и ночью, а черви размером с поезд каждые несколько минут проползают под землей, метрах в двадцати у тебя под ногами, и ты чувствуешь, как вибрирует песок. Спать там нельзя, ходить – опасно, а долго задерживаться на одном месте – смертельно опасно, ибо это долина Лжи.
    Люди в долине Лжи – совсем не такие, как в других местах. Они никогда не скажут тебе того, что думают. Они никогда ничего не сделают, если это не имеет выгоды для них. Они слишком закалены пустыней, чтобы совершать необдуманные поступки; они слишком иссушены жарой, чтобы уметь чувствовать, и более всего они напоминают хрупких песчаных ящериц – они не живут, они выживают.
    Долина Лжи полна иллюзий и обманов. Там ни в чём нельзя быть уверенным, кроме одного: это не лучшее место на земле. Всё реальное может в следующую секунду оказаться всего лишь миражом. Даже твои спутники. Даже твои мысли. Даже твои мечты.
    Вплоть до того, что люди перестают верить в собственное существование, и сходят с ума.


    Извините за флуд, я сегодня не поехал на работу 🙂






    Из цикла «Патология»

    Любовь

    Шанс, что ты попадешь в одну точку из миллиардов, десятков миллиардов возможных, ничтожно мал. Говорят, у каждого есть вторая половинка. Но никто не говорит, где она, и как ее найти... И нет даже никаких точных параметров, как определить – она это или не она. Я провел десятки, сотни лет в поисках, и ничего так и не нашел. Мне кажется, эта дорога ведет в никуда.
    Она была такой же, как все остальные. Ничуть не хуже, ничуть не лучше. Разве что она плакала на кухне по ночам, и чего-то мне не рассказывала.

    — Любовь, — сказал доктор. – У вас любовь.
    Он выписал мне каких-то препаратов, чтобы лечиться. Говорят, любовь чертовски плохо сказывается на сердце, и ее надо лечить сразу, как она появится. Иначе могут быть весьма неприятные последствия – сон по ночам нарушается, голова плохо работает, переходишь из депрессивного состояния в эйфорическое и наоборот, совершаешь опасные и необдуманные поступки, и так далее, и так далее...
    Она была такой же, как все девятьсот девяносто девять предыдущих. Не умней, не заботливей, и не прекрасней чем все прошлые. Только иногда она плакала на кухне по ночам, и не рассказывала мне до конца о том, что творилось в ее голове.
    Некоторое время я пил таблетки. Мне становилось легче, сердце черствело, и я реже уделял ей внимание. Она всё меньше говорила со мной, всё чаще плакала на кухне. Пару раз я видел, как она целуется у подъезда с каким-то парнем. Один раз нашел под кроватью использованный презерватив. Она стала мне противна, и я пошел на поправку. Со временем я вылечился полностью: я только сидел у телека и ел то, что она для меня готовила, а она... Я не знаю, что она делала. Наверное, плакала на кухне, как и раньше, но теперь меня это не волновало. Я показался доктору, чтобы проверить свои догадки.
    Доктор долго меня осматривал, послушал сердце, легкие, проверил температуру и послал на рентген. Жирная тетка, делавшая рентген, мельком глянула на снимок и сказала мне, что, конечно, нужно заключение доктора, но вроде бы я уже здоров.
    — Да, — кивнул доктор, глядя на снимки. – Теперь, судя по всему, вы абсолютно нормальный человек. Вы больше не любите. Ваша жизнь вне опасности.

    Она была почти такой же, как и все остальные. За исключением одного.
    Как выяснилось потом, она тоже, как и я, болела любовью, но не показывалась доктору.
    Ее нашли на берегу реки; у нее была сломана шея. В газетах написали, что она сбросилась с моста.






    А вот вы для чего живёте?






    О! Мне тут некая Виктория Горбачова — личный помощник Ходорковского — предлагает попилить его 30 миллионов. Что делать? 🙂






    snezhny.com"> Новое на сайте snezhny.com

    Новости

    В парижских клубах совсем недавно появился новый танец – Тектоник.
    Тектоник — это смесь хип-хопа, локкинга, поппинга и техно. Название танца пошло от

    Новые публикации